С ДРЕВА ЖИЗНИ
АБН
"Белобокиада"
ВГИК
Воплощение
Дeнь Мудака
Детство
Древо
Друзья
Душа с душою...
Екатеринбург
Живое
Знакомые незнакомцы
Из дневников
Интернет
Кино
Кино моё
Книги
Коллеги
Компьютер
Литература
Любовь
Мама
Мансуровский
Музыка
Начальники
Непознанное
Новые времена
Память
Подготовительный период
Познание
Пробы пера
Публика
Работа
Радетели мои
Сестра
Сновидения
Тётя Ида
Учителя
Фотография
 
В СЕТИ
Живой журнал
Об Александре Белобокове
ВКонтакте
Мой мир
Мирадокс
Википедия
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика На главную страницу

Юрий Подкурков

ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?

Как мне кажется, Белобоков (А.Б. Белобоков — общеупотребительное прозвище А.Б. Белобокова) сегодня несколько преувеличен. Он не гений. Так, летописец. Гомер с задатками Аввакума.

Из письма Белобокова Комару: «А мой Павлик Морозов меня изрядно удивил, удивил... Спрятали во вторую серию, а ведь не покажут. Вот так, был человек, и нету. А ведь снимали».

Одно из первых моих воспоминаний о Белобокове относится к семидесятым годам. Хорошо помню Александра Борисовича у меня в арбатской квартире, куда он зашел вместе с Бобом навестить меня, болеющего скарлатиной. Подтянутый жилистый, в тренировочных штанах (было лето ) он ходил вокруг меня, увлеченно излагая свое кредо. «Так, — говорил он, — Так». Вдруг из кухни явственно послышалось сопение. Мы поспешили туда, и застыли на пороге. «Так», — с интонацией Порфирия повторил Белобоков . На кухне стояла плита, на плите кастрюля с горячим борщом. Над плитой возвышался (точнее реял, так как был низкорослым) Боб, держа в одной руке крышку, с которой стекала красная жижа, в другой -кость. Сопение начало переходить в причмокивание. «Хороша кость! Мясо-то!» — приговаривал он. Обряд соития с костью уже готов был совершиться, как Боб почувствовал наше присутствие в кухне. Спина вздрогнула, ляжки опали. «Твою мать! Жаль, что чужая» — и он бросил кость обратно в кастрюлю. Растерянный, я оглянулся на Белобокова . Лицо его было страшно. «Камеру!» — промычал он. «Щас, камеру, твою мать...», но Белобоков его не слушал. Со странным выражением он оглядывал кухню. «Не верю» — страстно прошептал он. Я посмотрел на Боба. Всклокоченный, с кроваво-красными каплями, сочившимися с бороды, да и перегар — как такому не поверить? Внезапно Белобоков кинулся к плите, выхватил из борща кость и выкинул ее в открытую форточку. «Как не было» — с удовлетворением сказал он. «Как — не было?» — простонал Боб, утирая бородой усы. «Кадило! Не дыми!» — строго сказал Александр Борисович . «Не снято — следовательно не существует. А ручки — ручки мало ли где!»

Так я впервые столкнулся с так называемой «концепцией Белобокова»: все сущее, но не снятое — сомнительно, снятое на пленку — вероятно, снятое и показанное — существует.

Из письма Белобокова Бобу: «Бытие Бога доказывается весьма просто — проекцией на экран. А нет его — нету и Его, извини».

Из письма Белобокова Химере: «Спасибо, конечно, но какая Консерватория? На кой мне эта виртуальная реальность? Этот пустой звуковой ряд?»

Из письма Баобаба Белобокову: «Саша, плюнь на все, приезжай лучше ко мне в Зеландию. Представь: Вечер, океан, свеча, я, вцепившийся ногтями в коренья, чтоб не сдуло. Ветер холодит крону. Вокруг прыгают кенгуру, из сумок которых выпрыгивают свинки. А воздух! Бросай свои камеры, и видики, и приезжай, хочешь с сыном, сколько ему, кстати, стукнуло?».

Из письма Болтика Белобокову: «Дядя Саша! Отпусти ты меня Христа ради, дай отдохнуть от этого вечно монтажа, я ж молодой, мне с девками гулять охота!».

Так, почти одновременно зарождалась оппозиция «концепции Белобокова».

Встает вопрос: А так ли уж верил в нее сам Александр Борисович, затевая свою грандиозную летопись? С одной стороны...

Это случилось во ВГИКе. Недавно поступивший туда работать, Белобоков ходил по замысловатым коридорам здания. На четвертом этаже дверь приоткрылась, вышла девушка... да, хорошая девушка, но, боже, почему в тунике на голое тело? «Огоньку не найдется?» — глаза с серой поволокой приблизились к Александру Борисовичу. В руке грация держала сигарету. Туника просвечивала, и Белобоков это видел. «Не курю», — смущенно буркнул он, и быстро спустился на третий этаж. Думая о парадоксе «действительности яви» он зашел в первую попавшуюся дверь. Это была кафедра марксизма-ленинизма. Оттуда Белобоков вышел еще более понурый. Услышанное там заставило его усомниться в реальности вообще. Машинально он спустился на второй этаж. Раздался женский крик: «Помогите!». Благородный и тогда еще наивный сердцем Александр Борисович кинулся помогать. Он распахнул дверь. Огромная туша в сползших красных трусах навалилась на худенькую, уже раздетую девушку с лицом Мадонны. Белобоков рванулся вперед и дернул насильника за резинку трусов. Резинка лопнула. Картинка стала еще реалистичней. «Неплохо, неплохо, молодой человек! Импровизируйте! Но с умом же!» — раздался голос сзади. Мадонна крутила у виска пальцем. Белобоков обернулся. Человек со знакомым лицом — не то Герасимов, не то Бондарчук — укоризненно смотрел на него. «Вы с какого курса? Впрочем, не важно... Репетицию Вы все-таки сорвали. Вы свободны». В дверях Александр Борисович повернул голову. Насильник деловито прилаживал трусики, обнаженная девушка смотрела на Белобокова странным взглядом, потом что-то произнесла. Одними губами. Но он понял. Медленно, горбясь, он вышел обратно в коридор. Свободным он себя не чувствовал. Недавно он прочел у Гегеля «Все сущее разумно». Может быть, неразумным был он сам? Трещина прошла через его сердце, к сожалению задев и мозг. Травма осталась. На всю жизнь.

И пошли, пошли попытки подтвердить действительность, санкционировать ее, как бы освятить. Записи телефонных разговоров, сьемка на пленку самых, казалось бы, незначительных моментов, бесконечные записи на видиках. Спустя какое- то время он стал не брезговать и прямой фальсификацией. Впрочем, если показанное —явь, то можно ли говорить о подделке? Он снял беременную кошку (чего и в помине не было), сделал эталона мужественности Баобаба гомиком, а Фрю распутницей. Гоняясь за эффектными кадрами, он подстроил взрывы небоскребов в Америке (имея Бен Ладена в квартире это было не трудно). А его капустники: вряд ли кто забудет коду его «Саги о Скарлатине», с неподражаемым Счекотуном, даром что со Скарлатиной мы едва знакомы. Желание подправить мир перерастало в манию. Можно было бы предложить ему побыть в психиатрической клинике, если бы он уже не жил в ней, среди бесчисленных коробок с пленками и монструозных персонажей.

А с другой стороны, он был парадоксально предан живой реальной жизни. Видевшие его на футбольном поле вряд ли забудут стремительные мощные прорывы по правому краю до углового флажка и дальше. Не дурак выпить, в трудные для страны годы Белобоков гнал «белобоковку». Не чурался Александр Борисович и женщин, по-своему даже любил некоторых. Мешала одна закавыка: как бы ни был увлечен Белобоков любовным действом, подсознание все время гвоздило: «Камеру!», и раздвоенный, жалкий, он замедлял ритм, порываясь дотянуться до искомой камеры и запечатлеть, увековечить саму любовь.

В результате сей акт, к восхищению одних дам и порицанию других, безмерно затягивался, длился, как выразилась его одна пассия, «относительно вечно».

Помнится, с большой пьянки, я как-то заночевал у него. Белобоков был не один, и всю ночь из его комнаты (бывшей также рабочим кабинетом) доносились глубокие нутряные стоны. Стало светать, и мне послышалось стрекотание камеры, а затем какие то вовсе непонятные звуки. Вне контекста. Как будто яйца били. Я постучал в дверь. «Да-да, войдите», — раздался знакомый голос, звучащий с некоторой томностью. Не без робости я открыл дверь. Белобоков в одних трусах сидел за пишущей машинкой. На тахте, его обычном месте отдыха, проступали очертания женского тела. «А я думал, ты яичницу жаришь», — глупо сказал я. «Яичницу- это ты, брат, хорошо придумал», — ответствовал Белобоков. «Что есть желток на сковородке, как не прошлое яйца глазами скорлупы». Я понял, что Белобоков был опять в своей любимой теме: восстановить прошлое". Как оно, мгновение?" — спросил я, кивнув головой на тахту. «Да вот пролонгирую помаленьку». Я прикрыл дверь, восхищенный и пристыженный.

В дальнейшем Белобоков все больше приближался к желаемому синтезу. В своей богатой практике я еще не встречал человека, у которого раздвоение личности протекало бы так гармонично. Перестав с годами интересоваться женщинами в прикладном плане, он стал переносить их на экран с удвоенной энергией. Так рождались капустники с доминирующей темой любовных отношений — типичная сублимация, особенно, если учесть, что капустники были смонтированы из архивных пленок. Напротив, футбол он снимал все реже, но играл регулярно, по излюбленному правому краю. Правда, сил у него теперь хватало только на то, чтобы сбить угловой флажок, дальше он уже не бежал.

Менялся и характер. На очередную Ходынку (день, когда вся Москва ходит поздравлять Белобокова с днем рождения) кто-то снял его в мантии архивариуса. Снимок получился на редкость меткий и показательный. На заднем плане виден портрет Белобокова прежних лет — злобного циника и безбожника, верующего только в снятое им. Крупно — сам Александр Борисович, умиротворенный, смахивающий на раввина, сумевшего побороть свои внутренние ереси. Мудрые глаза человека, разложившего в своей душе кино и жизнь по разным полкам. Яркую театральность фигуры Белобокова подчеркивал будничный ряд выпитых бутылок. Что ж, жизнь жизнью, архивы — архивами. Казалось, он наконец-то поверил в свою собственную реальность.

Казалось...

Последний раз я посетил Белобокова недавно, в начале сентября. Шел дождь. Возле его дома мне послышались чьи-то стоны. Кошка, конечно же кошка, успокоил я себя, вспомнив о солидном возрасте Белобокова. Эк разоралась, с шестого этажа слышно. Дверь подьезда. Я набрал код. Долгое время никто не отвечал. Потом послышался щелчок, и... молчание, прерывающееся лишь слабым покряхтыванием. Опрометью, забыв про лифт, бросился я на шестой этаж. Металлическая дверь была чуть приоткрыта. Я открыл ее и осторожно вошел. Из комнаты в кухню прошла кошка, глянула на меня, и разразилась тем самым мявом, который я слышал на подходе к дому. Я прошел в комнату.

Белобоков в халате лежал на кушетке. Само по себе нормально и привычно, но... эта бледность, это странно увеличившийся на фоне осунувшегося лица великолепный семитский с прожилками нос, наконец муха, жужжащяя в его седой бороде. И мука в самом лице. «Саша! — крикнул я — Саша!» Веки дрогнули, но не открылись. Внезапно, замедленными движениями, левой рукой он плотней запахнул халат, а правую величаво поднял вверх. Подержал так немного. И, как мореплаватель, узревший землю, указал ею в сторону видика. «Включить?» — осторожно спросил я. Веки дрогнули. Я нажал кнопку. Сперва по экрану пошла какая то белесая муть. Непонятно каким образом включились оставшиеся экраны. Раздалось шипение. И на экране стал медленно проступать облик Белобокова, того, второго, с фотографии, молодого, злобного, с маниакальным блеском в глазах.

«Саша, что это?» — обернулся я к кушетке и замер. Кушетка была пуста. Растерянный, я прошел на кухню. На стоявшем там мониторе высвечивалось то же лицо, недружелюбно глядевшее на меня. Оно же появилось на всех компьютерах. Я бросился обратно в комнату.

Кушетка стояла пустая, на подушке лежала освобожденная от пут муха, из под кушетки доносилось тоскливое мяукание.

Остальное вы знаете. Я не об этом. Просто я очень надеюсь, что когда-нибудь появится исследователь, более достойный и отвечающий величию исследуемого, чем я, и скажет нам: «А был ли Белобоков?» И если да, то — зачем?

январь 2005

Впервые опубликовано на "Белобоковщине-2016" (02 июля 2016)


Имя:

Если сочтёте нужным, оставьте свой электронный адрес
(он будет виден только А.Белобокову):
e-mail:

комментарии:

Чтобы обезопасить сайт от спама, ответьте пожалуйста на вопрос:
Сколько букв в фамилии Белобоков?



© Александр Белобоков
РАДЕТЕЛИ МОИ
XXI ВЕК
Аллахвердова Н.Г.
Ануфриева Е.С.
Арбитжер В.Л.
Беленький И.В.
Белявская Г.П.
Беляев В.А.
Беляев Л.В.
Беляков В.К.
Бененсон А.С.
Берман В.Д.
Бокова В.И.
Бондарь В.А.
Бородыня А.С.
Будрин О.Р.
Будрина С.Р.
Бухарева З.А.
Вайнштейн М.Б.
Васильев В.К.
Васильева И.Б.
Введенская Н.Д.
Викторов Г.Н.
Власов А.К.
Власов М.П.
Волоцкий М.И.
Волчинская Е.К.
Вьюгина Л.В.
Габуния Н.В.
Голованов И.А.
Головецкий С.А.
Голубева Н.В.
Горшков П.Н.
Горюнова Н.Л.
Гращенкова Е.Н.
Гращенкова И.Н.
Грудский В.С.
Гудкин В.Б.
Гусева В.А.
Давлетшина Э.Х.
Дворкин Б.Г.
Денисова С.А.
Джазоян А.Е.
Дик С.И.
Дубовенко Б.Б.
Дунаевский Я.Л.
Евтушенко Г.М.
Замышляева Л.В.
Зина. Жила-была
Зингерман С.Б.
Зорин А.
Железнова Л.М.
Казанджан И.Э.
Казанджан Э.П.
Камионский М.А.
Кирилин В.П.
Клепиков Ю.Н.
Комаровская Н.В.
Комаровский А.Л.
Комаровский Л.П.
Комиссарова М.М.
Коновалов В.Ф.
Костомаров П.В.
Котцова М.Ю.
Крылова Л.Л.
Лабовский М.Н.
Лазарев Р.Б.
Лазарук С.В.
Лачина И.О.
Лебедева В.С.
Левин В.М.
Лейбович С.Л.
Ленский О.Д.
Ловцкий Е.Е.
Луговая Л.Г.
Макаров А.Б.
Манский В.В.
Мартьянова А.А.
Матизен В.Э.
Митина Э.И.
Михайлова Э.В.
Морозов Н.С.
Муратов Д.А.
Муртазина А.К.
Мусалимова В.Ф.
Наданер В.А.
Наданер Л.З.
Непевный В.Г.
Овчинников В.М.
Павлов А.А.
Подкурков Ю.В.
Поликарпова А.К.
Политковский А.В.
Прожико Г.С.
Радов А.Г.
Разевская И.В.
Расстригина Н.Л.
Рахомяги С.П.
Романова Г.А.
Самет Е.М.
Сарьян В.К.
Семина Л.М.
Сергеева Л.В.
Сеткин В.П.
Склярская Е.Д.
Смирнова Н.Ю.
Смоляницкий М.А.
Соловейчик А.С.
Соловьева Ю.Д.
Старостина С.А.
Сургучёва О.И.
Сычев С.В.
Таврог Е.А.
Талалаев А.Г.
Тимофеева Н.А.
Тома С.А.
Трахтенгерц И.С.
Трубникова В.Л.
Турицын В.Н.
Тюменев А.А.-мл
Тюменев А.А.-ст
Тюменева О.А.
Федорова С.И.
Филимонов П.К.
Фоменко В.П.
Фрагменты интимной жизни...
Хорбенко В.В.-мл
Хохрякова С.И.
Хренова Д.Н.
Черненко Р.Д.
Черняев П.А.
Чубук Г.Д.
Шапунов Л.Е.
Швыдкой М.Е.
Шевченко В.В.
Шилкина У.В.
Широкова А.М.
Шусер А.А.
Шухнов С.В.
Шухнова О.С.
Яковлев А.А.
 
РАДЕТЕЛИ МОИ
XX ВЕК
Агафонов В.В.
Агафонова Г.И.
Азволинский Ю.Г.
Александра Александровна
Алексеев Э.И.
Алиева Т.А.
Алифанов В.В.
Аллахвердова Н.Г.
Ануфриева Е.С.
Арнаутова Л.В.
Астафьева В.В.
Аствацатрян О.В.
Базанова Н.С.
Байтингер Н.И.
Батьков И.П.
Бахмач Т.Х.
Бахметьева Г.И.
Бегунов В.Н.
Бегунова Е.Н.
Бегунова М.Е.
Беленький И.В.
Белобокова И.Л.
Белобокова С.Л.
Белявская Г.П.
Белявский В.В.
Беляков В.А.
Бененсон А.С.
Бесчастнов А.П.
Бокова В.И.
Бондарь В.А.
Брехова Р.А.
Будковский С.В.
Будрин О.Р.
Будрина Р.Б.
Будрина С.Р.
Буй В.Н.
Булатова И.
Булгак В.Б.
Бэр Н.А.
Вайсфельд И.В.
Вартанов М.М.
Введенская Н.Д.
Ведерникова О.А.
Вела-Перес А.Э.
Великжанин В.И.
Величко Н.Я.
Вертоградова К.Ю.
Викторов Г.Н.
Викторова Э.С.
Власов М.П.
Вовк А.Б.
Волков В.Ф.
Волоцкий М.И.
Воронов Р.С.
Габрилович А.Е.
Габуния Н.В.
Галина Юрьевна
Голованов И.А.
Голубева С.Н.
Горшков П.Н.
Гращенкова Е.Н.
Гращенкова И.Н.
Гречишкина Г.В.
Григорьев М.С.
Грошев А.Н.
Грудский В.С.
Гудкин В.Б.
Гудников Ю.П.
Гуничев А.А.
Гуничева Т.В.
Гусев Ю.А.
Гусева В.А.
Данильчук Э.М.
Дашков Б.Г.
Дворман Б.Б.
Денисова С.А.
Диденко Б.А.
Дисней У.Э.
Доброхотов А.Т.
Долинский И.Л.
Дроздова В.Н.
Дубовенко Б.Б.
Евтихов В.С.
Ермилова М.В.
Ефремова Л.В.
Ждан В.Н.
Жданова В.И.
Железнова Л.М.
Жукова И.А.
Журавлёва Е.Е.
Журавлёва Н.Е.
Заика В.Ф.
Зайцева С.А.
Замышляева Л.В.
Зелова Л.Ю.
Золотухина А.Н.
Зудин Б.И.
Зюзин Ю.И.
Иванова Т.Н.
Игнатова Н.П.
Ильин Р.Н.
Иноземцев Г.К.
Казанджан Э.П.
Кац М.Н.
Кацман П.
Кикоти А.Г.
Киперман А.И.
Кирилин В.П.
Кирилина Н.В.
Кобрин В.М.
Козиев Э.К.
Коловорот
Колосов С.Н.
Комаровская Н.В.
Комаровский А.Л.
Комаровский Л.П.
Комиссарова М.М.
Кондратьев М.С.
Кононов В.Е.
Корыгина Т.В.
Косогляд А.И.
Костина С.Л.
Котцова М.Ю.
Кошелев Е.И.
Крамаров С.В.
Кружковский В.И.
Крылова Л.Л.
Кулакова З.В.
Куликова Г.А.
Купцов В.И.
Купырева О.
Курилин М.Т.
Кууз Р.А.
Лабовский М.Н.
Лазукова Н.Н.
Лазарук С.В.
Ларионов М.
Лебедев Д.
Лебедева В.С.
Левер И.И.
Лейбович С.Л.
Ленский О.Д.
Локтев А.А.
Луговой О.Г.
Люба
Людмила Алексеевна
Макаров А.Б.
Манский В.В.
Манусов М.А.
Марголит Е.Я.
Маркова М.П.
Мартьянова А.А.
Маслов В.Э.
Матвеева Г.С.
Митин Ю.С.
Михайлов И.В.
Михайлова Н.М.
Михайлова Э.В.
Михин В.А.
Мишина И.О.
Москвина Г.Л.
Муртазина А.К.
Мюллер Э.П.
Надежда Константиновна
Наданер В.А.
Назаров В.А.
Неллина И.С.
Никитина Г.П.
Новиков А.В.
Новицкий Ф.Ф.
Обитоцкая Н.В.
Овчинников В.М.
Ольга Владимировна
Перевезенцев В.Ю.
Перевертова В.С.
Передерий В.И.
Перелевченко М.А.
Петрас Г.Р.
Петров А.А.
Петров А.К.
Подкурков Ю.В.
Подкуркова Т.В.
Полосухин Б.М.
Понарин В.С.
Пушкарь Т.Л.
Рабиза Ф.В.
Радзиловская М.Я.
Разгон Л.Э.
Разевская И.В.
Расстригина Н.Л.
Рахомяги С.П.
Резник С.А.
Риднова А.П.
Розенталь Л.М.
Рошаль Л.М.
Румянцева Э.Р.
Рыбак Л.А.
Рыжов С.А.
Сабгир М.Б.
Садчиков И.И.
Самет Е.М.
Сарьян В.К.
Сарьян Г.К.
Сафронова Л.М.
Светикова Н.Л.
"Светлана Арнольдовна"
Сергеева Л.В..
Сеткин В.П.
Склярская Е.Д.
Смирнов И.М.
Смирнова Елена.М.
Смирнова Елизавета.М.
Смирнова Н.Ю.
Смоляницкий М.А.
Соколова Н.Д.
Соловейчик А.С.
Соснин В.Н.
Сперанская М.Е.
Спичкин В.И.
Станиславская Т.Е.
Станиславский М.П.
Стреков И.И.
Субботина М.Н.
Суриков А.К.
Сушкевич Н.В.
Сычеников И.А.
Таврог Е.А.
Талалаев А.Г.
Тарасов А.
Тарасов Ю.
Теплов А.Ф.
Тимофеева Н.А.
Томилина Л.К.
Трофимов А.А.
Трубникова В.Л.
Турицын В.Н.
Тюменев А.А.-мл
Тюменев А.А.-ст
Тюменева О.А.
Уклист А.М.
Усов Г.А.
Филатов В.Н.
Филимонов П.К.
Филимонова Н.В.
Фисейский В.В.
Фоменко В.П.
Фрид И.Е.
Фролова О.В.
Хомская О.Д.
Хомский И.О.
Хомский О.Л.
Хорбенко В.В.-ст.
Хохлов В.Ф.
Храбрый О.В.
Цветкова Л.С.
Ципурский Л.С.
Чайка Г.А.
Чани Б.Г.
Чарнецкий Р.И.
Чернова В.Н.
Черняев П.А.
Чупкин Н.И.
Чурбакова Е.В.
Шапиро В.Л.
Шапунов Л.Е.
Шапунова Е.Л.
Шестаков Н.С.
Широкова А.М.
Шуман Г.Н.
Шумская Т.И.
Шусер А.А.
Шухнова О.С.
Щербаков А.Е.
Эпова Н.А.
Яковлев А.А.
Яковлева И.Г.
Якубова Н.С.